Google-Cultural-Institute.jpg

Как Google оцифровал Большой театр

Большой театр теперь можно посетить виртуально из любой точки Земли. 10 февраля администрация Большого театра совместно с компанией Google презентовала виртуальную 3D-экскурсию по историческому зданию театра и Новой сцене, а также три тематические цифровые выставки из коллекций музея театра.

Карло д’Азаро Бьондо, президент по стратегическим партнерствам Google в Европе, на Ближнем Востоке и Африке о том, для чего мировой поисковый гигант тратит огромные средства на оцифровку мирового культурного наследия, а также о его собственных оперных пристрастиях.

Как появилась идея создать Академию культуры Google?
Карло д’Азаро Бьондо: Концепцию придумал Амит Суд, нынешний директор Академии культуры Google. Он первым сказал, что хотел бы сходить в музей в интернете. Мы обедали вместе — я, он и еще несколько наших коллег — и обсуждали наше беспокойство тем, что культурное наследие таких стран, как Франция, Италия, Испания, Россия и стран Ближнего Востока, недостаточно представлено в интернете. Зато появляется все больше английского и американского контента. Можем ли мы как-то это исправить?

В общем, Академия культуры стала одним из проектов 20 процентов Google. Знаете этот подход, да? Каждый инженер-разработчик Google может потратить до 20 процентов своего рабочего времени на реализацию собственных проектов.

Сначала музеи не хотели присоединяться к программе. Они думали, что люди перестанут в них ходить, если все будет выложено в интернете. Наш ответ был простым. Вы знаете, самое широко растиражированное цифровое изображение в мире? Это «Джоконда” Леонардо да Винчи. А картина, на которую чаще всего приходят смотреть в музей? Тоже «Джоконда”. Спустя какое-то время мы доказали, что чем больше цифровых изображений ты выкладываешь в сеть, тем больше люди хотят увидеть их в реальности.

Давайте посмотрим на Версаль. Мы заключили с ними первое соглашение в рамках Академии культуры Google четыре года назад, и трафик на их сайт вырос на 20 процентов за несколько месяцев. Наверняка все эти люди захотели посетить настоящий Версаль после знакомства с сайтом.

В современном мире это как реклама. Представив Большой театр в интернете, мы рассказали о нем всему миру. Чем больше ты слышишь о Большом, тем больше ты хочешь туда пойти, тем больше хочешь увидеть балет или послушать оперу. Я не знаю ни одного случая, когда реклама в интернете или где-то еще снижала ценность продукта или услуги.

Такое сотрудничество взаимовыгодно, потому что музеи, участвующие в нашей программе, привлекают больше посетителей, помогают им разжечь интерес, лучше понять ту или иную историю. А для нас это возможность выполнить свою миссию, которая заключается в распространении информации и защите культурного наследия каждой страны.

А вы зарабатываете что-то на этом? Google показывает контекстную рекламу рядом с этим контентом?

Карло д’Азаро Бьондо: Нет, не показываем. Не все, что мы делаем, должно иметь прямой денежный эффект, у нас есть и социальная ответственность. У вас в издании тоже наверняка освещаются новости, которые не имеют прямой коммерческой отдачи.

Мы хотим предлагать людям полезную информацию. Если в будущем мы найдем варианты монетизации, то это прежде всего принесет доход нашим партнерам — музеями, театрам — ведь контент принадлежит им.

Много людей интересуются такими проектами?
Карло д’Азаро Бьондо: О, огромное количество! Проект с цифровыми шедеврами привлек миллионы людей. Сейчас у нас размещено 1,5 миллиона картин, 620 музеев, 150 работ доступны в ультра-высоком разрешении.

А вы сами смотрите их?
Карло д’Азаро Бьондо: Ну, не каждый вечер, конечно. Но иногда я возвращаюсь домой, беру сигару, бутылку красного вина и включаю классическую музыку. Мы с женой садимся на диван и смотрим эти картины на экране телевизора. Мы можем смотреть их два или три часа. Ведь где еще вы найдете 65 полотен Ренуара в одном месте? Или 42 картины Ван Гога? Это непросто. Если я хочу узнать что-то о произведениях искусства, я пользуюсь этим сервисом. А после просмотра нескольких картин уже очень хочется пойти в настоящий музей и увидеть их вживую.

А в театр вы ходите? Были в Большом до этого?

Карло д’Азаро Бьондо: Да, был. И обещал жену сводить. Правда, сейчас она не со мной. Но вот скоро мы приедем в Москву и обязательно сходим в Большой вместе.

Чьи оперы вам нравятся больше всего?
Карло д’Азаро Бьондо: Опера — она как еда, зависит от момента, от настроения. Мне нравится Чайковский, Верди, Бизе. Я ведь итальянец. Вот спросите меня: если бы я мог отправиться на необитаемый остров и взять с собой только одну оперу, что бы это было? Конечно, что-то итальянское, наверное, в первую очередь, Набукко. Эта музыка превосходна и напоминала бы мне об Италии. Если бы я мог взять больше, чем одну, то взял бы Моцарта. Чайковского. Это сложный выбор! Вы же не сможете назвать только одно любимое блюдо.

Большой театр с радостью согласился стать часть проекта Академия культуры Google. А были у вас сложности с другими театрами или музеями?
Карло д’Азаро Бьондо: Сложнее работать с современным искусством. Бывают ситуации, когда музей просто не обладает всеми правами на публикацию своих экспонатов в интернете. Поэтому важно, чтобы менялось и сознание художников. Они должны видеть, что все это работает на популяризацию их работ.

Какой проект занял больше всего времени?

Карло д’Азаро Бьондо: Версаль мы делали очень долго. Масштаб огромен, мы оцифровали огромное количество объектов. Кроме того, он был одним из первых. Мы хуже разбирались в процесс, поэтому работа занимала больше времени. Каждый раз при обкатке новой технологии времени уходит порядочно.

Вы не хотите продавать конечным потребителям эти специальные камеры, которые снимают в 3D?
Карло д’Азаро Бьондо: Хорошая идея. Я поговорю с разработчиками об этом. Мне бы самому такая камера не помешала.

Только они должны быть с палкой, чтобы делать 3D-селфи, иначе популярностью не будут пользоваться.
Карло д’Азаро Бьондо: Знаете, если мы такую штуку сделаем, вы ее получите одним из первых. Это как технологии в «Формуле-1”: мы должны их проверить на прочность, чтобы понять, что из этого приживется. Мы не уверены, будет ли это приносить деньги и станет ли потребительским продуктом. Но начинать с чего-то надо.

А сколько стоит оцифровать театр?
Карло д’Азаро Бьондо: К сожалению, я не могу называть конкретные цифры. Но вот сканирование картин в ультра-высоком разрешении может стоить от 10 до 50 тысяч евро, в зависимости от самой картины и от используемого оборудования.

Расскажите о людях, которые этим занимаются. Они работают в Google?

Карло д’Азаро Бьондо: У нас есть центр в Париже, в котором 20 разработчиков трудятся над технологией 3D-сканирования. Она используется в Street View (Панорамы улиц), и есть специальная версия для произведений искусства. Это их основная работа, и они все, кстати, увлекаются искусством

А чтобы сканировать объекты и помещения, мы прибегаем к помощи сотрудников Google, на местах. Они учатся работать с 3D-камерами и делают все снимки. Без их помощи, только с 20 разработчиками, мы бы не справились.

Кстати, разработчики подчиняются вышестоящему руководству, мне они неподотчетны. Я отвечаю за видение, концепцию всего проекта Академии культуры.

В любом проекте 50 процентов сотрудников должны заниматься именно разработкой. Именно так можно создавать сервисы и проекты, которые ориентированы не на извлечение прибыли здесь и сейчас, а на будущее — на решение глобальных задач.

Какие следующие объекты вы собираетесь оцифровать?
Карло д’Азаро Бьондо: В России очень много мест, которые мы бы хотели оцифровать. Кремль, например…

Кабинет Путина?

Карло д’Азаро Бьондо: Ну, шпионить мы не собираемся. Мы хотим показывать то, что поможет людям во всем мире понять Россию. Церкви, музеи, современное искусство, уличное искусство. Лимитов нет. Дайте нам идею, мы ее реализуем. Мы стараемся делать все возможное, чтобы люди лучше понимали разные культуры. Мы продвигаем искусство разных стран.

А маленькие музеи могут обратиться в Google с просьбой оцифровать свои архивы?
Карло д’Азаро Бьондо: Да, могут. Из 600 наших музеев 400 — как раз небольшие. Если вы представляете небольшой музей в России, обращайтесь к нам, выставляйтесь в Академии культуры Google. Посетители к вам потянутся.

А куда им отправлять запросы?
Карло д’Азаро Бьондо: У Академии культуры есть сайт, пишите туда. Кстати, ведь сейчас в России проходит год литературы. Я надеюсь, нам удастся что-нибудь сделать в честь этого. Русская литература, наравне с балетом, пользуется мировой популярностью. Так что мы бы хотели представить ее в интернете в каком-то виде.

Как вы интегрируете все это с другими сервисами Google? Например, можно ли посмотреть все эти выставки через очки виртуальной реальности Google Cardboard?
Карло д’Азаро Бьондо: Очки Google Cardboard были собственно разработаны в лаборатории Академии культуры. Сейчас можно с помощью специального приложения совершить 3D экскурсию по Версалю. Мы надеемся, что список возможностей будет расширяться. Сейчас мы хотим сделать приложение для Android, чтобы все наши коллекции удобно и быстро можно было посмотреть с телефона.

Лично мне бы хотелось перенести все это на карты. Почему? Я думаю, это очень полезно для путешественников. Вот я в Москве, и если бы я увидел все эти полотна на карте, то точно бы захотел пойти и посмотреть на них в реальности.

Прямая речь
Владимир Урин, Генеральный директор Большого театра России:

— Googl вышел на нас с этой инициативой, и мы с радостью ее поддержали. Я бы сравнил это с нашими кинопоказами, которые, с одной стороны, конечно, нарушают саму природу театра, того живого контакта, который должен возникать между актером и залом, а с другой — невероятно расширяют круг нашей аудитории. Наш последний показ » Лебединого озера» посмотрели 120 тысяч человек, это — как сто Больших театров!

Так и с проектом Академии культуры на платформе Googl. Появилась возможность для людей практически в любой точке земного шара узнать нашу архитектуру, познакомиться с интерьерами Исторической и Новой сцен, а при желании — разглядеть отдельные элементы декора, увидеть уникальные экспонаты нашего музея и редкие фотографии артистов театра.

Мы, бесспорно, собираемся продолжать эту работу, выкладывая новые материалы и виртуальные выставки, и я бы надеялся, что в дальнейшем мы не только будем открывать страницы истории Большого, но и придумаем совместные проекты, отражающие в Интернете нашу сегодняшнюю творческую жизнь.

Справка «РГ»

В Академии культуры Google представлены коллекции экспонатов и виртуальные экскурсии по таким известным местам, как Версаль и Белый дом в США. Театров пока всего три: помимо Большого, это Парижская национальная опера и Национальный королевский театр в Лондоне.

Российские музеи представлены в Академии Третьяковской галереей, Музеем изобразительных искусств имени Пушкина, Эрмитажем, Русским музеем, Троице-Сергиевой лаврой, Мосфильмом, Международным центром-музеем имени Н.Рериха, Еврейский музеем и центром толерантности, Елабужским государственным музеем-заповедником, множеством литературных музеев из Москвы. 10 же февраля к ним примкнул и Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия) — цифровые версии его экспонатов также оказались на страницах Академии культуры Google.

Как Google оцифровал Большой театр

Related Posts